Обратная сторона ипотеки. Должны ли мы банкам, если отказались от квартиры?

Обратная сторона ипотеки. Должны ли мы банкам, если отказались от квартиры?

Жительница Южноуральска убедилась на собственном опыте: страшнее всего не многолетняя ипотека, а несколько дней просрочки платежа.

Коробка с кандалами

Ирина взяла ипотеку в 2014 году. Как она говорит, всего четыре года назад жизнь казалась ей стабильной и вполне счастливой. Не хватало разве что большого коттеджа. За финансовой помощью Ирина пришла в банк, с которым часто сотрудничала по рабочим вопросам (она наёмный бухгалтер сразу нескольких фирм, стаж — без малого 25 лет).

«Банк одобрил мне ипотеку под 15,5% годовых на 10 лет. Ежемесячный платёж составил 50 тысяч рублей. Но тогда я могла себе это позволить. Мне хватало средств, чтобы платить кредит и строить дом», — вспоминает Ирина.

Так она вместе со своей 16-летней дочерью стала счастливой обладательницей кирпичной коробки, в которой не было ни электричества, ни отопления, ни внутренних перегородок. Гром грянул неожиданно в конце 2015 года. Бизнес основных работодателей пошатнулся, а вместе с ним дали крен и доходы Ирины. Вскоре начались проблемы с выплатой ипотеки.

Ипотека за детей и буханка хлеба. Как старики выживают на пенсию

«Сколько могла, я старалась вносить платежи. Сначала задержки были незначительными — 7-10 дней. Я сразу же пришла в банк, но письменного заявления на временную отсрочку от платежей или пересмотр кредитного договора в сторону увеличения срока и уменьшения платежа не подавала. И это было моей роковой ошибкой», — рассуждает Ирина.

Заложники своего счастья

Дело быстро дошло до суда и судебных приставов. К тому времени финансовое положение семьи усугубилось настолько, что к просроченным платежам добавились долги за электричество. Весной 2016 года Ирина и её дочь казались себе заложниками собственного дома. К этому времени у дочери Ирины родился первый ребёнок.

«Весной отключили свет. Мы стирали одежду в саду, а готовили еду на газовой плите. В каких-то нечеловеческих условиях приходилось растить и воспитывать совсем маленького ребёнка. Ни приставы, ни судьи, никто не встал на нашу сторону. Мы, конечно же, пытались продать дом. Но за всё время нашим объявлением заинтересовалось всего три человека», — рассказывает Ирина.

Поняв, что выселение неизбежно, некогда счастливая обладательница дома начала разбирать его по частям. Чтобы наскрести средства на съёмное жилье, Ирина снимала со стен всё.

«Хорошего ремонта сделать мы так и не успели. У нас не было ни ламината, ни межкомнатных дверей, но удалось частично снять батареи и электропроводку», — поясняет она, держа на руках пластиковый пакет, туго набитый документами.

Она обращалась к адвокатам, даже писала письмо президенту.

В Челябинской области должникам за электроэнергию отключают свет

Ирина лишилась единственного жилья. Сейчас живёт на съёмной квартире, а дом стал собственностью банка. При этом и поныне она является должницей кредитного учреждения.

С подобной ситуацией россияне (и южноуральцы в том числе) сталкиваются всё чаще. Согласно официальной статистике, задолженность граждан России по рублёвой ипотеке за 2017 год выросла на 12,8% и составила 4,6 трлн рублей, просрочка же выросла на 14,2% и достигла 52,3 млрд рублей. В прошлом году Челябинская область вошла в список регионов, где рост просрочки платежей по ипотеке является наиболее актуальной проблемой. Кризисом ипотеки в России считается именно 2016-й, когда задолженность по ипотечным кредитам увеличилась более чем на 40%.

Вот только Ирине от этого не легче. Она регулярно проезжает мимо некогда своего дома и неустанно пишет письма во все инстанции с просьбой остановить кошмар в её жизни.

Комментарий специалиста

Юрист Вячеслав Курилин:

— Мне часто приходится слышать рассказы о том, что люди выплатили уже одну или даже две стоимости своего ипотечного жилья банку, но по факту остались должны, даже если недвижимость теперь принадлежит банку. Всё дело в том, что сначала выплачиваются проценты, а уж потом тело основного долга. Таким образом в крупных банках сегодня оказалась масса квартир, которые стали собственностью банка, когда плательщики не смогли осилить ипотеку.

По факту это неликвид. Эти дома и квартиры требуют много затрат. Банк должен не только следить за их целостностью и сохранностью, но и платить за услуги ЖКХ, да и налоги никто не отменял.

По закону суд устанавливает стоимость квартиры сразу на 20% ниже рыночной, а став собственностью банка, она дешевеет ещё на 25%. Но и при такой низкой стоимости найти нового хозяина подобным квартирам не просто. Покупать банковские квартиры простые граждане не торопятся. В большинстве случаев там продолжают жить бывшие владельцы, и покупателям придётся потратить время и нервы, чтобы выселить их оттуда.

Сегодня нередки случаи, когда банки инициируют банкротство физического лица, ведь при этом раскладе недвижимость будет реализована обязательно, что принесет банку хоть маленький, но доход. Физическому лицу в этой ситуации будут прощены все долги.

Точка зрения

Юрист Николай Попов:

— В ФЗ «Об ипотеке», а именно в п. 5 ст. 61, внесено изменение. По нему при соблюдении ряда условий пристав может окончить исполнительное производства после реализации имущества должника или его принятия кредитором. Однако эта норма является спорной и для приставов, и для судей. Чёткой судебной практики по этому вопросу нет. Но я считаю, что вашей героине необходимо подать исковое заявление о признании обязательства исполненным.

Мы ведём дела, защищая интересы банков, и от нас требуют продолжать их даже после реализации имущества. Некоторые приставы прекращают дело, но мы обжалуем, и производство возобновляют, потому что рыночная стоимость объектов недвижимости уменьшилась и банк фактически не окупил свой кредит. Как следствие, банк переносит свои убытки на должника. И формальное право на это есть, банк имеет право требовать уплату остатка.

Советую быть осторожными при оформлении кредита и рассчитывать свои финансовые возможности с учетом изменений рынка.

Особый взгляд

Бывшая челябинка Юлия Беленькая:

— Я взяла ипотеку в 2010 году после развода. У меня была неплохая зарплата в непотопляемой, как тогда казалось, крупной компании. Квартирка была старенькая, соседи сумасшедшие. Но я была счастлива, что она почти моя!

Через три года контора стала задерживать зарплату. Я влезла в кредиты в разных банках, к концу пятого года работала только на кредиты. Коллекторы  с замашками уголовников звонили уже моим коллегам с угрозами и оскорблениями.

Внезапно я осознала всю абсурдность ситуации и решила продать квартиру. Добровольно посвятить жизнь зловещей банковской ловушке — это надо быть идиотом! Ипотека была на 15 лет, и честно выплачивая её все пять лет, я едва закрыла только проценты. Продавать было невыгодно, но необходимо. Продавала год. Потому что квартира с обременением, потому что наступил кризис. Когда продала — рыдала. От жалости к своей квартирке, но и от облегчения. Потом год жили с собакой у сестры в приживалках. Зато без единого кредита! Первое время было просто пугающе радостно не быть никому должной ничего.

А потом я поняла: когда нечего терять, больше шансов выбрать любую новую дорогу. Сейчас второй год живу в Сочи. Моя мама мечтает, чтобы я взяла новую ипотеку. «Как же так, доча, без своего угла?» — говорит она. Я уклоняюсь от ответа.

источник: www.chel.aif.ru

Related posts

Обратный звонок

 

 

Ваше имя

Ваш телефон

×
Манхэттен

 

 

×
ЖК "Вишневая горка"

 

 

 

×

 

 

×