Мегаполис замело

Екатеринбург — город далеко не бедный: на полтора миллиона жителей приходится 750 тысяч автомобилей. Иными словами, авто есть у каждого второго, включая стариков и младенцев. Общая протяженность дорог, исключая грунтовые и внутридомовые проезды, — 1120 километров. На весь город, по данным мэрии, приходится 340 единиц дорожной техники. Много это или мало с учетом того, что часть машин изношена на 60 и более процентов? Судя по тому, что любой, даже не слишком сильный снегопад моментально превращает город в одну сплошную пробку, недостаточно. Какова в целом ситуация с уборкой дорог и что мешает наладить этот процесс, разбирался корреспондент «РГ».
Мегаполис замело

Фото: Татьяна Андреева/РГ

Пешком быстрее

Транспортные коллапсы зимой в Екатеринбурге не редкость. Так, за пару дней до Нового года, после того как снег валил ровно час и один из трамваев сошел с рельсов, центр города, как говорят водители, «глухо встал». Многие пассажиры выходили из общественного транспорта и три-четыре остановки шли пешком. Картина привычная. Только по нормативам дороги должны быть расчищены не более чем за пять часов после снегопада, на деле же уборка обычно затягивается до следующего утра.

Мегаполис замело
В городах начинают действовать единые правила парковок

— Конечно, есть и объективные сложности. При плотном потоке автомобилей, тем более когда снегопад продолжается более двух-трех часов, вести уборку очень трудно, — отмечает почетный дорожник России, профессор кафедры транспорта и дорожного строительства  Уральского государственного лесотехнического университета Сергей Булдаков. — Но полно и субъективных причин: явно недостаточно дорожной техники, устарели технологии уборки. Мешает и отсутствие культуры у водителей: многие паркуют машины под запрещающими знаками, порой в два ряда, и уборочная техника вынуждена их объезжать. Ко всему, не согласованы действия ГИБДД и дорожников, что не позволяет вовремя эвакуировать автомобили, мешающие уборке.

Одним словом, налицо целый комплекс проблем, существующий не потому, что нет вариантов их решения. Скажем, есть специальные формулы, позволяющие четко рассчитать оптимальное количество техники, необходимой для уборки снега в конкретном муниципалитете. В расчеты закладывается комплекс показателей: среднее число дней в году с минусовыми температурами, средняя глубина снежного покрова в регионе, площадь дорог и т.д. Сергей Булдаков показал универсальную «дорожную карту» — бери и пользуйся, чтобы иметь полную картину.

Боевых единиц не хватает

Но то наука, а есть жизнь. На зимней технике в Екатеринбурге долгое время экономили, ведь год на год не приходится: бывают зимы, когда снег идет почти непрерывно, а в другие —  осадков кот наплакал, дороги чистые. Получается, техника будет простаивать. Между тем автогрейдер стоит от 4 до 15 миллионов рублей, в зависимости от марки. Так или иначе, сегодня в Екатеринбурге нехватку автогрейдеров в мэрии оценивают как минимум в 67 штук.

По данным горадминистрации, каждому из семи административных районов планируют выделить по 100 миллионов рублей: на эти деньги закупят новую технику, а также расширят штатное расписание соответствующих служб и повысят зарплату их работникам.

Каждому из семи районов города выделят по 100 миллионов рублей: на эти деньги закупят новую технику, а также расширят штатное расписание дорожных служб и повысят зарплату их работникам

Для оптимальной уборки, особенно во время сильных снегопадов, технику, по словам специалистов, нужно задействовать круглосуточно. Однако на деле многие дороги и к утру остаются неубранными. Одна из причин — нехватка водителей: укомплектованность дорожно-эксплуатационных управлений (ДЭУ) кадрами для спецтехники составляет 70-80 процентов.

— На стройках зарплата выше и водители идут работать туда, — признает заместитель председателя городского комитета по благоустройству Владимир Капустин.

Активный общественник, бывший квартальный Алексей Беззуб подсчитал: для круглосуточной работы на одну единицу техники нужно иметь в штате 4,2 человека. Получается, штатное расписание каждого ДЭУ нужно увеличить в среднем на 30 человек. Сегодня водители спецтехники получают в месяц 25-27 тысяч рублей, следовательно, даже без повышения окладов фонд оплаты труда необходимо увеличить на 1-1,3 миллиона рублей в каждом районе. В год это минимум 10 миллионов, а на весь город — 70-100.

Бюджет тает

Одно из важных условий успешной борьбы со снегом — система оплаты выполненных работ, считает Сергей Булдаков. По его мнению, в основу расчета должна быть положена площадь убираемых улиц, а не абстрактные тонны и кубометры вывезенного снега: у нас нередко бодро рапортуют о тысячах грузовиков, но при этом по улицам невозможно проехать, а значит, уборка либо не произведена вовсе, либо выполнена некачественно.

Нужны и новые технологии уборки. Так, недавно сотрудники Чкаловского ДЭУ продемонстрировали главе города Александру Высокинскому свое ноу-хау, так впечатлившее мэра, что он предложил распространить опыт и на другие районы.

— Можно убирать улицу не за четыре прохода, а за три или даже за два там, где позволяют условия, — резюмировал градоначальник.

Пока в Екатеринбурге традиционно работают в четыре прохода: сначала спецтехника сметает снег к обочине дороги, следующая машина убирает снег с так называемой «полки», третья делает вал и только после этого в работу вступает погрузчик. При этом производительность у техники разная. По мнению главы, нужно выстроить в цепочку машины с одинаковой производительностью, уже это позволит убирать снег значительно быстрее и качественнее.

Не такой уж белый и пушистый

По статистике, ДТП случаются в 4,5 раза реже на дорогах, освобожденных от снега и льда. Борьба с наледью — еще одна проблема и одновременно предмет жарких споров властей, водителей и специалистов. Дело в том, что вот уже десять лет в Екатеринбурге используется один тип противогололедной смеси, поставщик которой, местный завод противогололедных материалов, неизменно выигрывает тендеры. Между тем материал весьма недешев — тонна стоит около 17 тысяч рублей. Для сравнения: цена тонны песчано-соляной смеси — три тысячи, абразивной, типа гравия, — тысяча рублей.

Мегаполис замело
В Росавтодоре рассказали, на каких дорогах изменят скоростной режим

Используемый в столице Урала «Бионорд» — смесь многокомпонентная: в ее составе соединения хлора, соли кальция, натрия, магния. Екатеринбуржцы давно заметили: реагент разъедает шины, днище автомобилей, обувь. Дело в том, что при взаимодействии хлористых солей с ледяной поверхностью, говорят ученые, образуется соляная кислота. Результат — постепенное разрушение металлических и других поверхностей.

В мэрии утверждают, что песчано-соляную смесь нельзя использовать, потому что она засоряет системы ливневой канализации. Сергей Булдаков парирует: мол, ливневкой снабжена от силы половина дорог Екатеринбурга, а значит, почему бы не использовать там, где ее нет, более дешевую, а главное, куда более экологичную смесь? При этом ученый признает, что при температуре ниже минус 6-7 градусов песко-соляная смесь не годится — она замерзает. «Бионорд» же работает и при минус 28.

Те, кто побывал в Северной Европе, например в Финляндии, рассказывают, что там зимой рассыпают на дорогах мелкий гравий, весной его собирают, тщательно моют, а следующей зимой снова используют. Но в Финляндии зимой практически не бывает оттепелей, возражает Владимир Капустин. Гравий вмерзает в снег, по весне его действительно можно собрать и вымыть. Моют его там, к слову, прямо в реке — видимо, он настолько чистый. Увы, это точно не наш случай.

Мегаполис замело
Правительство выделило регионам 12 миллиардов рублей на развитие дорог

Получается, без мощных химических реагентов с гололедом пока все же не справиться. Попытки отказаться от использования таких смесей ведут к резкому росту аварий. И это, как ни крути, неопровержимый аргумент в спорах.

Впрочем, отмечает Сергей Булдаков, если уж отказаться от химии нельзя, для минимизации ее вредного влияния нужно четко соблюдать дозировку, что дорожники делают далеко не всегда. Екатеринбуржцы не раз видели лужи на дороге даже в мороз — значит, явно пересыпали реагента. К тому же через какое-то время смесь реагента и снега нужно с асфальта убирать.

Да и наука не стоит на месте, ученые разрабатывают все новые типы противогололедных смесей — того же «Бионорда» создано несколько модификаций: для разных типов дорожного покрытия, погодных условий и т.д. Как подчеркивает Сергей Булдаков, следует использовать их в зависимости от дорожных условий и «держать руку на пульсе: выбирать для практического применения самые эффективные и экологически безвредные реагенты из тех, что существуют на сегодняшний день».

Власть

Работа власти

Регионы

Экономика

Транспорт

Общественный транспорт

Экономика

Недвижимость

Инфраструктура

Филиалы РГ

Урал и Западная Сибирь

УрФО

Свердловская область

Екатеринбург

источник: rg.ru